Гленн О’Брайен. О часах

Часы – это единственное ювелирное украшение, которому есть достойное оправдание. За временем нам по-прежнему следить нужно, и наручные часы в роли хронометра выглядят гораздо элегантнее, чем Blackberry или iPhone.

Сегодняшние часы интересны своей зацикленностью на сложных и безнадежно устаревших технологиях. Хронометры, которые стоят столько же, сколько автомобиль класса люкс, время показывают ничуть не точнее, чем электронные «Casio» долларов за двадцать. Больше того, в таких пугающих своей дороговизной часах чаще всего не будет ни календаря, ни секундомера, ни будильника, умеющего играть бетховеновскую « Fr Elise» . Шикарные часы нужно заводить вручную, если, конечно, у них отсутствует еще и механизм автоподзавода. Но в этом-то и фишка. Если для подзавода такого хронометра у его владельца еще почему-то нет покачивающейся на волнах яхты, он вполне может позволить себе специальный механический ящик-качалку, в котором пружины всех его автозаводящихся часов будут поддерживаться в постоянном тонусе. Вообще, если говорить о дорогих часах, то здесь обычная парадигма ценности продукта ставится с ног на голову. Чем неудобнее ими пользоваться, чем больше возни требуется для получения результата в процессе эксплуатации, тем они ценнее. Создается впечатление, что и разрабатываются они исходя из принципа контрэффективности.

Как это происходит и с прочими люксовыми предметами показного потребления, в часах больше всего ценится бренд и редкость модели. Но рынок сегодня настолько усложнился, что дорогие часы, бывает, превращаются в очень странные гибриды. Например, берутся часы, разработанные специально для каких-нибудь спортивных целей, скажем для дайвинга, а потом украшаются россыпью бриллиантов. Такие псевдоспортивные часы стали доминировать в жанре мужских понтов благодаря тому, что размером бывают с хоккейную шайбу. Мало того, они становятся все больше и больше и скоро превратятся в пародию на механические будильники из нашего детства. Скажите, что может быть претенциознее парня в шикарном костюме, идеально накрахмаленной рубашке и галстуке с трехзначным ценником, напялившего на руку гигантские часы со светящимся циферблатом и гарантией работы на глубине 200 метров? Да какая тебе разница, что они не перестанут тикать даже на дне океана, когда сам ты склеишь ласты, погрузившись всего на несколько метров? Эти часы представляют собой такую же икону избыточной утилитарности, как и спидометр, промаркированный до 320 километров в час, и являются верным признаком переизбытка денег у владельца. Сегодня как никогда в истории верно, что человека украшает скромность. Мне всегда очень нравилось, что мой друг Джин Прессман предпочитал носить дамскую версию «Rolex Oyster», потому что считал, что эти часы меньше бросаются в глаза.

Спортивные часы следует надевать, только когда реально занимаешься спортом или, по крайней мере, к спортивной одежде. Да и вообще, не кажется ли вам, что в часах, предоставляющих нам слишком много информации, есть нечто жутковатое? Кому нужно знать фазы луны? Если только лунатикам. Какой месяц? Если ты не в состоянии помнить, какой сейчас месяц, то никакие часы уже не помогут. Время в Чикаго? Могу спорить, что там постоянно «время пить «Миллер». Суть здесь в том, что часы за полсотни долларов умеют делать все то же самое, что и хронометр за $50 000, кроме одного: в них не сможешь выглядеть важной шишкой. Лично я предпочитаю часы без функциональных излишеств.

Гораздо лучше вести себя тихо и скромно и словно нехотя и даже с некоторым стеснением соглашаться с тем, что ты такая важная шишка. Именно по этой причине настоящие часы класса люкс должны быть тоненькими и почти незаметными. Они должны только изредка выглядывать из-под свежего манжета рубашки и притягивать к себе взгляды окружающих, когда ты потянешься за чем-то через стол или решишь проверить время.

В общем и целом всяким брюликам лучше бы оставаться в женских руках. Дамочки всю эту красоту носят гораздо лучше, чем мы с вами, потому что у них было несколько лишних столетий для тренировки и, возможно, из-за того, что они лучше приспособлены к работе со всеми мистическими аспектами драгоценных каменьев, сопутствующими таким более традиционным для них характеристикам, как дороговизна и эстетическая привлекательность. Одна моя, к сожалению, уже покинувшая сей мир добрая подруга, мастер-ювелир, хорошо разбиравшаяся в природных свойствах кристаллов и драгоценных и полудрагоценных камней, как-то раз сделала мне талисман на счастье. Это был золотой брелок с большим круглым зеленым камнем, и он должен был принести мне удачу в гольфе. В первый же раз, когда я пришел на поле для гольфа с этим талисманом в кармане, я набрал на восемнадцати лунках какое-то невиданное количество очков. Сначала я подумал, что брелок заколдован не на удачу, а в другую сторону, но потом сообразил, что она, наверно, просто не знала, что смысл игры в гольф в том, чтобы заработать не как можно больше, а как можно меньше очков. Я положил его в ящик стола, где он так до сих пор и лежит. Наверно, стоит попробовать взять его с собой, когда пойду катать шары в боулинге.

Драгоценные камни не любят показухи. Вот почему хоть на мне их в данный момент целых семнадцать штук, все они надежно спрятаны внутри часов.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Alexey / автор статьи
Загрузка ...
Adblock detector